Рубрики
Экспериментальное эссе

Маша Лемэтр: культура не вошла в список отраслей “первой необходимости”

Этим утром, читая новости, я узнала о появлении нового варианта Ковид-19, который кажется очень опасным. Санитарные ограничения ужесточаются во Франции, некоторые близлежащие страны уже приняли решение о новом локдауне. У меня сжимается горло. Помню то же самое ощущение у меня было в прошлом году.

11 марта 2020 года я хотела запустить свой новый проект, в предоставленном мне зале, в окружении друзей. Это должен был быть праздник, весна, запуск чего-то прекрасного.

Нам советовали не выходить из дома. На следующий день было официально объявлено о локдауне. Несколько месяцев я провела в изоляции с моим партнером и нашим двухлетним сыном.

Так проходили день за днем, было тысячи дел и в то же время никаких. Мы беспокоились об этом неизвестном вирусе. Ни прогулок, ни турне, ни публики.

Окна социальных сетей и новостная лента стали фоном жизни. Культура не вошла в список отраслей “первой необходимости”.

В голове каждый день крутилась тысяча вопросов. А вдруг мы не откроемся снова? Если мне придется сменить работу, чтобы выжить, что я буду делать, чем заниматься? Вопросы остались без ответов.

Я снялась в нескольких видео, сделанных вместе с друзьями-артистами. В одном из них моя подруга Джудит показывает нашу группу друзей. Мне кажется, что у нее неплохо получилось.

Французское правительство выделило средства, чтобы артисты, художники и деятели культуры, имеющие временные контракты, могли выжить. В эту категорию вошли не все.

Мне повезло — я вошла в группу артистов которым дали поддержку. Казалось бы, нужно радоваться и спокойно ждать конца пандемии. Но нет, я чувствую необходимость творить, вступать в общение с пламенной публикой.

Я смотрю ну эту страницу, остающуюся все такой же пустой, из-за отсутствия вдохновения, из-за отсутствия окружающего мира, увлекательных разговоров и абсурдных идей, которые укореняются при взгляде на картину в музее, или при наблюдении за людьми на улице и в метро.

Кажется, что этот маленький ад никогда не закончится.

Затем, когда санитарная ситуация улучшилась, нам стали разрешать ненадолго выходить на улицу. Я смогла вернуться на репетиции. Я вновь смогла увидеться со своими коллегами, прослезиться от нахлынувших эмоций и неизменного запаха театральных кулис, смеси огнестойкой краски, пыли, и старых, ушедших страхов.

Я почувствовала, что мой голос стал более зрелым, как может быть и я сама.

Культурным заведениям потребовалось много времени, прежде чем они смогли снова принимать публику. Я участвовала в манифестациях, чтобы театры и концертные залы снова открыли. Холодным апрельским утром, я стояла перед театром Одеон в поддержку всех художников и артистов, имеющих краткосрочные контракты, и в поддержку студентов, занимающих театры в Париже и повсюду во Франции.

В какой-то момент мы получили право снова играть спектакли в школах. Я воспользовалась этой возможностью и бросилась туда вместе с молодой театральной группой, которой я многим обязана.

Со временем, мы снова смогли организовывать «настоящие» концерты, играть нашу музыку, встречаться с душевной и благодарной публикой. Было ощущение, как будто мы нашли старых друзей спустя долгие годы и как будто ничего не изменилось.

Моя жизнь снова полна музыки и сцены. Мне удалось возобновить работу над моим проектом, проводить концерты для зрителей от мала до велика, чаще чем когда-либо раньше.

Я потеряла связи с людьми в этом бою, я оплакала свою стереотипную карьеру и простилась с ней, чтобы придумать что-то удивительное и революционное.

Некоторые дни были почти беззаботными. До сегодняшнего дня.

Маша Лемэтр, исполнительница классической музыки, живет и работает в Париже. Она получила музыкальное образование в Нормальной Школе Музыки в Париже (Ecole Normale de Musique de Paris) и закончила магистерскую программу для взрослых в Нотр-Дам де Пари.

В этом эссе Маша делится мыслями о том, через что проходит искусство и его творцы в этот неоднозначный период между локдаунами прошлого года и потенциальными новыми санитарными ограничениями.

Вы можете ознакомиться с ее проектом на сайте https://www.magique-lyrique.fr/

Рубрики
Экспериментальное эссе

FLiMM среднего метра

© Simon Arcache

Термин «средний метр» используется в кино крайне редко. Мы живём в мире полнометражных и короткометражных фильмов. Во Франции этот термин официально не признается, но это не мешает существованию среднеметражных фильмов. «Средний метр»– это ленты с условной длительностью от 30 до 60 минут.

Среднеметражные картины очень редко выходят на экраны кинотеатров, что ставит формат в оппозицию к традиционному кинематографу. В то же время, Национальный центр кинематографии Франции попросту не признает существование данного формата и субсидии на кинопроизводство распространяются на короткометражные (с 1 по 59 мин) и полнометражные (от 60 мин) фильмы.

С 2004 года в южном французском департаменте Коррез проходит единственный на тот момент фестиваль среднеметражного кино в мире, Festival du cinéma de Brive (Кинофестиваль в Брив), также именуемый Rencontres internationales du moyen métrage (Международные кино-встречи среднеметражных фильмов).

В 2017 году начинает свое существование другой кинофестиваль среднего метра, он называется FLiMM, Festival libre de moyen métrage (Свободный фестиваль среднеметражного кино). Фестиваль организовали Агат Дебари (Agathe Debary), Анабёль Авантюрэн (Annabelle Avanturin), Тибо Жакэн (Thibaul Jaсquin) и Тэо Карэр (Théo Carrère). Несколько изданий спустя к ним присоединились Тома Поло (Thomas Paulot) и Бюль Мэнян (Bulle Meignan).

Фестиваль проходит в стенах арт сквота DOC в 19м округе Парижа, который существует с 2015 года. В этом сквоте живут и работают около ста артистов разных дисциплин. DOC является ассоциацией не имеющей коммерческих целей: все решения касательно организации мероприятий принимаются согласовано членами административного совета.

Свобода фестиваля среднеметражного кино выражается в нескольких формах. В первую очередь он свободен в цене сеансов: каждый может заплатить столько сколько может и считает нужным. Такой подход к ценам выражает социальную, политическую и культурную позицию организаторов.

Фестиваль также является свободным, потому что он не основан на соревновательном аспекте. Он не выдаёт призов за лучшую режиссуру или сценарий. Фестиваль работает по принципу общедоступности, а также открытого и уважительного диалога. Каждый может прийти посмотреть кино, обсудить его с другими зрителями и с режиссёрами, которые чаще всего представляют свои сеансы.

© Simon Arcache

На участие в фестивале принимаются фильмы всех жанров, но количество документальных лент преобладает. Это объясняется тем, что чаще всего именно документальные фильмы имеют среднеметражную длину.

Темы фильмов, которые отбираются на фестиваль, часто являются социальными. Команда фестиваля придерживается активной общественной позиции и старается показывать современное кино, которое не боится задавать сложные и неудобные вопросы; кино с героями, которых не часто встретишь в сегодняшнем кино. Зачастую это картины, которые описывают кусочек чьей-то истории или жизни целой страны. Фильмы гибридной формы, отклоняющиеся от стандартных норм, очень приветствуются.

Пандемия внесла свои коррективы в четвертый фестиваль FLiMM в 2020.

Несмотря на угрозу локдауна, организаторы готовились к фестивалю в обычном режиме. За пять дней до его начала власти города ввели комендантский час с 9 вечера до 6 утра. Все вечерние сеансы и один показ вне стен сквота пришлось отменить. Зрители были вынуждены уходить с показов в 8.30 вечера, чтобы соблюсти комендантский час. Несмотря на пандемию, на фестивале было очень много зрителей, что стало сюрпризом для организаторов и волонтёров. Всем было грустно уходить так рано. Как никогда хотелось быть вместе и обсуждать кино и не только. На следующий день после окончания фестиваля был объявлен национальный локдаун. Все музеи и кинотеатры снова закрылись.

FLiMM это в первую очередь фильмы, но это также большая семья друзей и родственников команды, которые учувствуют в фестивале и его организации на волонтёрской основе. Техническая подготовка начинается за неделю до фестиваля. Фильмы показывают в двух кинозалах, один из которых сооружается почти с нуля. Это выставочное пространство с белыми стенами, которое обустраивается ковролином и театральными шторами, которые, кстати, второй год подряд дает на прокат один из крупнейших театров Парижа. Последний день фестиваля отводится на генеральную уборку.

В этом году волонтёры фестиваля вместе со столярами сквота даже соорудили барные стойки из дерева. Бар — это тоже очень важное пространство фестиваля, именно там все собираются после показов выпить пива по доступной цене и обсудить просмотренные фильмы. Также в баре можно поужинать, заплатив сколько можешь перед последним сеансом. Команда поваров-волонтёров заранее готовит меню, хитом которого являются итальянские аранчини.

Ввиду того, что фестиваль основан на волонтерской работе, в том числе и организаторов, он всегда проходит с вечера пятницы (вечер открытия) до вечера воскресенья. Это всегда очень насыщенные выходные. Ну а для организаторов и волонтёров остается ещё и понедельник демонтажа и уборки чтобы обсудить все события фестиваля!

https://flimm.work

https://www.instagram.com/flimmfestival/